Cyfroteka.pl

klikaj i czytaj online

Cyfro
Czytomierz
00195 003283 18799702 na godz. na dobę w sumie
Русская фразеология для поляков. Пратическое пособие. Rosyjska frazeologia dla Polaków. Dodatek praktyczny - ebook/pdf
Русская фразеология для поляков. Пратическое пособие. Rosyjska frazeologia dla Polaków. Dodatek praktyczny - ebook/pdf
Autor: Liczba stron: 232
Wydawca: Wydawnictwo Uniwersytetu Łódzkiego Język publikacji: polski
ISBN: 978-83-8088-776-3 Data wydania:
Lektor:
Kategoria: ebooki >> nauka języków obcych >> rosyjski
Porównaj ceny (książka, ebook (-23%), audiobook).

Pracę można w pełni uznać za wyróżniającą się, godną rozpowszechnienia, ponieważ jest nowocześnie napisanym, profesjonalnie przygotowanym oraz niezmiernie ważnym dla rusycystyki i slawistyki podręcznikiem, bardzo potrzebnym w dydaktyce obu języków oraz w praktyce translatorskiej. […\ Książka będzie stanowić nieocenioną pomoc w nauczaniu języka rosyjskiego jako obcego. Zawiera bowiem niezwykle wartościowy zbiór tekstów i ćwiczeń, uwzględniających najczęstsze i najistotniejsze dla cudzoziemców problemy związane z przyswajaniem leksyki i frazeologii rosyjskiej oraz opanowaniem typowych rosyjskich konstrukcji w konkretnej sytuacji.

Z recenzji prof. dr. hab. Krzysztofa Kusala

Uniwersytet Wrocławski

Znajdź podobne książki Ostatnio czytane w tej kategorii

Darmowy fragment publikacji:

Jarosław Wierzbiński – Лодзинский университет, Филологический факультет Институт русистики, Кафедра языкознания, 90-236 Лодзь, ул. Поморска 171/173 РЕЦЕНЗЕНТ Krzysztof Kusal РЕДАКТОР Urszula Dzieciątkowska PЕДАКЦИЯ Bogusława Kwiatkowska НАБОР И ВЁРСТКА ТЕКСТА Munda – Maciej Torz ПРОЕКТ ОБЛОЖКИ Katarzyna Turkowska В оформлении обложки использован © Depositphotos.com/bloodua, undrey © Copyright by Authors, Łódź 2018 © Copyright for this edition by Uniwersytet Łódzki, Łódź 2018 Издательство Лодзинского университета I издание. W.08098.17.0.S Изд. лист 7,3; печ. лист 14,5 ISBN 978-83-8088-775-6 e-ISBN 978-83-8088-776-3 Издательство Лодзинского университета 90-131 Лодзь, ул. Линдлея 8 www.wydawnictwo.uni.lodz.pl e-mail: ksiegarnia@uni.lodz.pl тел. (42) 665 58 63 СОДЕРЖАНИЕ Введение . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 7 I. Русская фразеология глазами слависта . . . . 9 I.1. Что такое фразеология? (Понятия, проблемы, задачи) . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . I.2. Фразеология обучаемого и фразеология обучающего (Проблемы методики освоения фразеологизмов) . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . II. Упражнения . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 11 37 47 49 УРОК 1. ТРУД – БЕЗДЕЛЬЕ . . . . . . . . . . . . . . . . . . 69 УРОК 2. ЗНАНИЕ – НЕВЕЖЕСТВО. . . . . . . . . . . . 89 УРОК 3. БОГАТСТВО – БЕДНОСТЬ . . . . . . . . . . . 103 УРОК 4. МНОГО – МАЛО . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 117 УРОК 5. БЫСТРО – МЕДЛЕННО . . . . . . . . . . . . . . 131 УРОК 6. РОЖДЕНИЕ – СМЕРТЬ . . . . . . . . . . . . . . УРОК 7. ПРАВДА – ОБМАН . . . . . . . . . . . . . . . . . . 151 УРОК 8. ДАЛЕКО – БЛИЗКО. . . . . . . . . . . . . . . . . 171 187 УРОК 9. ПЬЯНСТВО – ТРЕЗВОСТЬ . . . . . . . . . . . УРОК 10. УМ – ГЛУПОСТЬ . . . . . . . . . . . . . . . . . . 205 Литература . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 221 5 ВВЕДЕНИЕ Книга Русская фразеология для поляков предназначена для студентов-русистов. В первой главе пособия рассматрива- ются основные проблемы фразеологии как науки, во второй главе даются упражнения для практического овладения рус- скими фразеологическими единицами. Эта глава построена по идеографическому принципу – в рамках конкретных тем: ЗНАНИЕ – НЕВЕЖЕСТВО, УМ – ГЛУПОСТЬ, ТРУД – БЕЗ- ДЕЛЬЕ и др. В современной лингвометодике такой подход признаeтся ведущим, так как тематические блоки фразеоло- гизмов органично вписываются в коммуникативные циклы, дают представление о синонимических и антонимических отношениях во фразеологии и легче запоминаются учащи- мися. Естественно, в одном пособии невозможно представить всё богатство русской фразеологии. Поэтому для данной книги авторы избрали 10 наиболее многочисленных и упо- требительных тематических групп. Уроки имеют сходную структуру. В начале каждого урока даются фразеологизмы избранной группы и их польские эквиваленты (как прави- ло, фразеологические; лексические эквиваленты приводятся только в тех случаях, когда тождественный польский оборот 7 ВВЕДЕНИЕ отсутствует), затем следует диалог, показывающий употре- бление данных выражений в тексте, и далее – упражнения на усвоение и закрепление фразеологических единиц. Каждый урок содержит также тексты из современной русской литературы и рассказы об истории русских выра- жений, поскольку, как показывает практика, происхождение фразеологизмов всегда вызывает живой интерес учащихся. В каждом уроке также приводятся русские пословицы и по- говорки. В некоторых из уроков даются подсказки, однако, при работе с ними советуем пользоваться словарями по- словиц, указанными в списке литературы. В уроках даются упражнения на перевод польских предложений, содержащих фразеологизмы, на русский язык, поэтому пособие может ис- пользоваться также в преподавании польского языка русским студентам-полонистам. I. РУССКАЯ ФРАЗЕОЛОГИЯ ГЛАЗАМИ СЛАВИСТА ЧТО ТАКОЕ ФРАЗЕОЛОГИЯ? (Понятия, проблемы, задачи) Всем известно, что основу языка составляют фонетика, грам- матика и лексика. Фонетика – его материальная оболочка, плоть, без которой язык был бы обречен остаться лишь вет- хозаветным «Духом, носящимся над водами». Грамматика (включая и синтаксис) – формальная логика языковой систе- мы, законы соединения характерных для речи форм и сочета- ний слов. Лексика – воплощённые в материальную фонети- ческую форму наименования окружающих человека предме- тов и явлений, как реально существующих, так и созданных его фантазией или развитием цивилизации. Казалось бы, эта триада идеально обслуживает все по- требности передачи человеческой мысли, собственно, – ис- черпывает их. Гармонию этой лингвистической троицы, од- нако, несколько нарушает фразеология. Посмотрим, как это происходит. Приехавший когда-то из Польши в Ленинград стажёр-ру- сист (не будем называть его имени) описывал в своих вос- поминаниях поразившие его эпизоды. Вот один из них. По дороге в гости к своему приятелю, ему пришлось созерцать следующую картину. За столом, в дальнем углу двора, под кустом акации на лавочках сидели мужики и попивали что-то 11 РУССКАЯ ФРАЗЕОЛОГИЯ ГЛАЗАМИ СЛАВИСТА горячительное. Один из них, вынимая из кармана коробоч- ку громко предложил: «Забьём козла?» У стажёра сжалось сердце. Он с ужасом подумал, что сейчас на его глазах убьют живого козла и он станет свидетелем какого-то варварско- го жестокого жертвоприношения. К счастью, – и немалому облегчению для автора воспоминаний, – убиения не после- довало. Каково было удивление героя, когда вместо козла на столике появилось... домино, и группа мужчин, сидящих на скамейке, принялась играть в него, громко стуча «костяшка- ми» по столу. Забивать козла у русских и значит – ‘играть в домино’. Реакция на этот оборот любого поляка, даже неплохо зна- ющего русский язык, вполне понятна. Ведь забить кого-либо и в русском языке значит примерно то же самое, что и в поль- ском. Польское zabić, правда, имеет более обобщённое значе- ние: его употребляют и для характеристики убийства чело- века, в то время как русск. забить более специализированно обозначает ‘закалывание крупного домашнего животного’ (например, быка). Но это особо дела не меняет, тем более, что русский козёл вполне относится к тем домашним животным, которые могут быть забиты, т.е. заколоты. То, что случилось с будущим преподавателем-русистом в Ленинграде, случается на каждом шагу со всеми, кто изу- чает иностранные языки, переводит с одного языка на другой или пытается постичь языковую образность в исторической ретроспективе. Мы постоянно наталкиваемся на сопротив- ление живой речи формалистической «вивисекции» языка на фонемы, морфемы (resp. синтагмы), лексемы. Да, действи- тельно, названная нами триада – основа языка. Но члены этой триады в реальном речевом потоке и в силу длительной эво- люции так тесно переплетены, что довольно часто отчаянно сопротивляются насильственному рассечению, поверке «ал- геброй гармонии», по выражению А.С. Пушкина. 12 ЧТО ТАКОЕ ФРАЗЕОЛОГИЯ? Особое сопротивление оказывает фразеология. Сила этого сопротивления особо ярко отражается при переходе с одного языка на другой. Буквальный перевод оборота забить козла польским zabić kozła, как мы видели, оказался абсолютно бессмысленным. Точно так же бессмыс- ленны расшифровки сотен других русских выражений на ос- нове простого соблюдения правил передачи фонетической, грамматической и лексической систем: собаку съесть у рус- ских отнюдь не означает неразборчивости в пище, а являет- ся положительной характеристикой хорошо знающего своё дело человека; перемывать косточки не имеет в виду по- вышенной любви к личной гигиене, а давно стало символом сплетен, пересудов о ком-либо; ворон ловить не относится к птицеловству, а, наоборот, характеризует праздного и пу- стого зеваку; новый просторечный оборот вешать лапшу на уши кому-либо не имеет никакого отношения к кулинарии, а является негативной оценкой грубого и подлого обмана; дать стрекача вызывает у нас представления о каком-то не- ведомом «стрёкающем» насекомом... Примеры бесчисленны. И польский язык здесь совершенно не уступает русскому. Ведь русского студента-полониста тоже ждёт немало фразео- логических сюрпризов при изучении польского языка. На- пример, сложно сразу объяснить, что mieć węża w kieszeni – это ‘быть скупым’, а zrobić kogoś w konia ‘обмануть’, gruba ryba ‘важный, влиятельный человек’. Не сразу – потому что за каждым из таких выражений стоит история языка, куль- тура, фольклор, литература. Фразеологизмы – своеобразный «чёрный ящик» историко-культурной и языковой информа- ции. Фонетика, лексика, морфология и синтаксис меняются, перестраиваются в новые и новые комбинации, а некоторые словосочетания упорно сопротивляются этим переменам, застывают в своём развитии, храня память о прошлом. Это отставание идиоматики (так некоторые лингвисты называют 13 РУССКАЯ ФРАЗЕОЛОГИЯ ГЛАЗАМИ СЛАВИСТА фразеологию в узком смысле слова) от языковой системы – не ретроградство. Оно оказывает языку и положительную служ- бу. Фразеология во многих случаях тем самым становится памятью языка, храня давно изжившие себя, но сыгравшие некогда важную роль его элементы или свойства. Выражение притча во языцех ‘человек или нечто, ставшее предметом всеобщего обсуждения’ сохранило архаичную церковносла- вянскую форму местного падежа и устаревшее значение слова язык ‘народ’. Оборот сгореть дотла ‘до основания, полностью сгореть’ позволяет реконструировать общеславянское суще- ствительное tъlo, имевшее значение ‘основание, земля, почва, дно’. Фразеологизм ни пуха ни пера!, который русские сту- денты употребляют в ситуациях, когда польские желают друг другу перед экзаменами Połamania nóg!, отражает древнее народное суеверие – охотнику, уходящему в лес, специально желали ни пуха ни пера (т.е. не убить ни пушного зверя, ни дикой птицы), чтобы «хозяин леса» – лесной дух, леший не спрятал в чащу подчинявшихся ему животных. Таких фразео- логических «зарубок» на языковой памяти – бесчисленное множество. Именно они делают каждый язык национально специфичным, ярким и экспрессивным. Что же составляет собственно языковую специфику фра- зеологии как особой части языковой системы и, соответ- ственно, особой лингвистической дисциплины? Эта специфика не может быть выражена каким-либо од- ним, даже доминирующим, признаком. Она определяется совокупностью нескольких языковых характеристик. Учё- ные очерчивают эту совокупность по-разному, – по-раз- ному и количественно, и качественно. Одни пытаются свести число релевантных для фразеологизма (фразеоло- гической единицы) признаков к одному единственному или двум-трём, – и тогда объём единиц, которые изуча- ются фразеологией, становится чрезмерно широким. Так, 14 ЧТО ТАКОЕ ФРАЗЕОЛОГИЯ? Л.И. Ройзензон релевантным признаком фразеологизма считал только устойчивость (т.е. воспроизводимость в го- товом виде) и раздельнооформленность (т.е. способность состоять как минимум из двух слов), из-за чего понятие фразеологизма расширилось до так называемых устой- чивых словесных комплексов – не только любых более или менее стабильных словосочетаний, но и развёрнутых афоризмов, цитат, фрагментов текста, как образных, так и необразных (Ройзензон 1973: 100, 1977: 8). Близки к такому пониманию фразеологизма и М.М. Копыленко и З.Д. Попо- ва, в двух своих книгах и статьях рассматривающие фра- зеологию как совокупность любых сочетающихся друг с другом слов (Копыленко, Попова 1972, 1978). В польской лингвистике широкое понимание фразеологии характер- но С. Скорупке (Skorupka 1950, 1952, 1960, 1965), который разделил все словосочетания польской фразеологии, ис- пользуя формальный критерий на: wyrażenia [выражения] (fala morska; na bok; co chwila; wielce szanowny), zwroty [обороты] (ruszyć z kopyta; pleść trzy po trzy; wziąwszy pod uwagę), frazy [фразы] (burza huczy; serce boli; nie ma tego złego, co by na dobre nie wyszło); и семантический критерий (семантической слитности) – stałe [постоянные, устойчивые] (stary grzyb; sprawić komuś grzanie; wyłatać grzbiet komuś), łączliwe [сочетаемые] (gniady koń; aparat telefoniczny; blady jak kreda), luźne [свободные] (jeść zupę; jeść z apetytem; droga przez pola). Польский фразеолог не причисляет, при этом, составные термины к фразеологизмам. Ставшая классической классификация С. Скорупки была модифи- цирована в 80-х годах ХХ в. А.М. Левицким и А. Падзинь- ской. Они выделяют: frazy [фразы] (wyszło szydło z worka; klamka zapadła; i po krzyku), zwroty [обороты] (krew kogoś zalewa; coś idzie w parze z czymś; ktoś w nogi), wyrażenia rzeczownikowe [субстантивные выражения] (biały kruk; 15 РУССКАЯ ФРАЗЕОЛОГИЯ ГЛАЗАМИ СЛАВИСТА kropla w morzu; starej daty), wyrażenia określające [опреде- ляющие выражения] (pierwszy lepszy; jako tako; ni w pięć, ni w dziewięć), wskaźniki frazeologiczne [фразеологические указатели] (w związku z czymś; zarówno... jak i ...; bądź... bądź) в структурно-грамматическом плане и idiomy [иди- омы] (ktoś kogoś zbija z pantałyku; nie bez kozery; ktoś idzie z kimś na udry) и połączenia frazeologiczne (frazemy) [фразеологические сочетания (фраземы)] (gniew ogarnia; leje jak z cebra; złodziej kieszonkowy) – в семантическом (Lewicki, Pajdzińska 1993: 308–310). На грани фразеогизмов и синтаксических групп находятся zestawienia [соединения]. Так же широко трактует фразеологизмы А.С. Богуславский (Bogusławski 1989). Далее расширение границ фразеологии до фразематики предпринял В. Хлебда. Главными критери- ями, которыми оперирует фразематика, являются устойчи- вость и воспроизводимость. Воспроизводимые единицы: фразеологизм, пословица, поговорка, крылатое выражение, максима, синтаксическая конструкция, составной термин, этикетные формулы, тексты лозунгов и подобные, – поль- ский профессор называет фраземами. Это относительно устойчивые языковые формулы, которые в данной ситуа- ции стали – независимо от своих структурных и семантиче- ских черт, принятыми (нередко единственными) способами выражения данного содержательного потенциала (Chlebda 1993: 328), а позднее репродуктами («единица языка, вы- деленная из текстов, составленных на данном языке в ре- зультате установления ее регулярной повторяемости в этих текстах в функции вербализатора определенной содержа- тельной группы (понятия, суждения, намерения, эмоции и т.д.). Репродукт может иметь форму слова или словосоче- тания и облабать метафорическим или неметафорическим семантическим статусом» (Chlebda 2010: 140)). Тем самым репродукты вливаются в необъятно широкое пространство 16 ЧТО ТАКОЕ ФРАЗЕОЛОГИЯ? как устойчивых, так и неустойчивых словосочетаний, ко- торые в современной лингвистике получили англизирован- ное наименование коллокаций (см., об этом более подробно: В.М. Мокиенко, Коллокации − теория и лексикографическая практика (о концепции П. Дюрчо), «Studia Slavica Hungarica» 2016, № 61/2, с. 363–372). Но и это не предел расширитель- ной интерпретации интересующей нас единицы. Известны и такие подходы, которые находят признаки фразеологично- сти (resp. идиоматичности) не только в словосочетаниях, но и в словах, и даже – фонемах. Другой крайностью является излишне зaýжeннoe понима- ние фразеологизма, когда в сферу фразеологии включаются лишь словосочетания идиоматического типа, в которых со- храняются специфические для данного языка образы или ар- хаические конструкции. Некоторым компромиссом между этими полярными трактовками являются те определения объекта фразеоло- гии, в которых кроме сочетаемости и устойчивости фигури- руют и другие признаки. Нередко при этом подчёркивается семантическая специфика словосочетания – его переосмыс- ленность. Таково, например, определение одного из основа- телей фразеологии, автора известных трудов по английской идиоматике А.В. Кунина. «Фразеологическая единица, – пи- шет он, – это устойчивое сочетание слов с полностью или частично переосмысленным значением» (Кунин 1970: 210). При таком подходе «поле деятельности» фразеологии, конеч- но, сужается. Однако в нём остаётся место и для некоторых устойчивых и переосмысленных языковых единиц, которые по своим функциям и другим лингвистическим характери- стикам всё-таки не совсем являются словосочетаниями. Тако- вы, в особенности, пословицы, которые А.В. Кунин и другие фразеологи (Н.М. Шанский, С.Г. Гаврин, А.Г. Назарян и др.) включают в корпус фразеологии. 17 РУССКАЯ ФРАЗЕОЛОГИЯ ГЛАЗАМИ СЛАВИСТА Правомерно ли это? Вопрос, конечно же, – также спорный. Однако старая ев- ропейская фольклористическая традиция на него в какой-то мере успела ответить ещё в прошлом веке. Она выработала устойчивую систему понятий и терминов, разграничиваю- щих пословицы и фразеологизмы. Правда, последние при этом получили название поговорок. Термины пословица и поговорка различались и различаются фольклористами довольно чётко и определённо. Лапидарно и ярко выразил это принятое уже в середине прошлого века разграничение известный собиратель русской народной лексики Владимир Иванович Даль. Пословица, по его мнению, – это «коротень- кая притча», суждение, приговор, поучение, высказанное обиняком и пущенное в оборот под чеканом народности, по- говорка же – «окольное выражение, переносная речь, простое иносказание, обиняк, способ выражения, но без притчи, без суждения, заключения... это одна первая половина послови- цы» (ДП 1: 13–14). К пословицам, следовательно, отнесены такие народные речения, как: Без труда не вынешь и рыбку из пруда; Любишь кататься, люби и саночки возить; Ла- сковый телёнок две матки сосёт, а к поговоркам – свали- вать с больной головы на здоровую; чужими руками жар загребать; погибоша аки обре; вертеться как белка в ко- лесе, т.е. такие единицы, которые многими современными лингвистами именуются фразеологизмами. Конечно, и сейчас не все учёные и собиратели пословиц и поговорок используют эти термины традиционно. Один из известных лингвистов и лексикографов – В.П. Жуков в своём Словаре русских пословиц и поговорок предложил, в частно- сти, весьма оригинальное их толкование. Под пословицами им понимаются краткие народные изречения законченного синтаксического типа, имеющие одновременно прямой и пе- реносный (образный) план, под поговорками – лишь «крат- 18 ЧТО ТАКОЕ ФРАЗЕОЛОГИЯ? кие народные изречения (нередко назидательного характера), имеющие только буквальный план и в грамматическом от- ношении представляющие собой законченное предложение» (Жуков 1966: 11). К первым отнесены речения: Чем бы дитя не тешилось, лишь бы не плакало, ко вторым – Деньги – дело наживное или Коса – девичья краса. Это разграни- чение сохранено и в новейшем переиздании словаря В.П. Жу- кова (1991: 11). Нет необходимости, как кажется, приписывать термину поговорка столь специализированное «пословичное» зна- чение. Ведь и обрaзныe, и бeзобрaзныe пословицы имеют одинаковую синтаксическую функцию и играют общую ди- дактическую роль. Ср. морально-нравственную ценность та- ких бeзобрaзныx пословичных рекомендаций, как: Учиться – всегда пригодится; Труд кормит, а лень портит; Ученье лучше богатства. Несмотря на то, что образа в них нет, их афористичность, ритмичность и смысловая законченность и ёмкость делают их пословицами, вполне адекватными об- разными, напр.: Ученья корень горек, да плод сладок; Без труда не вынешь и рыбку из пруда или: Ученье – свет, а не- ученье – тьма. Важно подчеркнуть, что понимание термина пословица как законченного образного или безобразного изречения, име- ющего назидательный смысл и характеризующегося особой ритмической и фонетической организацией имеет древнюю традицию и международное хождение. Так её толкуют ши- рокому читателю лингвистические справочники (Розенталь, Теленкова 1985: 211, 222; Тимофеев, Тураев 1974: 276–277, 272–273 и др.), так и паремиологи разных стран (Guershoon 1941; Rohrich, Mieder 1974; Taylor 1985; Krzyżanowski 1980; Eismann, Grzybek 1993; Grzybek 1994: 227–241; Chlebda 2005). Поговорки (пол. wyrażenia przysłowiowe) же большинством специалистов квалифицируются именно как фразеологизмы 19 РУССКАЯ ФРАЗЕОЛОГИЯ ГЛАЗАМИ СЛАВИСТА (Adalberg 1894; Krzyżanowski 1980; Rohrich 1977, 1991; Chlebda 2005; Szpila 2003). Несмотря на упомянутые споры о терминах, большинство лингвистов всё-таки пытается при определении фразеологиз- ма соблюсти в той или иной мере золотую середину. Хотя многие дефиниции слишком усложнены (интересующийся сможет ознакомиться с основными из них по книге, где со- браны цитатные определения из основной специальной ли- тературы, изданной в России и бывшем СССР – Библиогра- фический указатель 1986: 37–41), можно признать, что основ- ной набор важнейших признаков фразеологизма достаточно компактен. Ниже, в соответствии с традицией, сложившейся в работах участников Петербургского фразеологического се- минара (Мокиенко 1980: 4; Бирих, Волков, Никитина 1993: 89), под фразеологической единицей будет пониматься от- носительно устойчивое, воспроизводимое, экспрессивное сочетание слов, обладающее, как правило, целостным значением. Принимая такое определение, нужно особо подчеркнуть относительность таких предлагаемых характеристик фразео логизма, как устойчивость, воспроизводимость, экс- прессивность и семантическая целостность. Рассмотрим их более внимательно. 1. Устойчивость – необходимое качество фразеологизма, ибо именно она делает его „консервативным” во времени и в пространстве. Благодаря устойчивости возникшее неког- да словосочетание не распадается каждый раз на свободно соотносящиеся между собой части, а воспроизводится в том же виде, в котором некогда закрепилось. Этим фразеологизм отличается и от свободной комбинации слов, и от различных отрезков каждый раз возникающих речевых и литературных текстов. Признавая важность этого признака, нельзя не ви- деть, что в реальной языковой жизни стабильность употре- 20
Pobierz darmowy fragment (pdf)

Gdzie kupić całą publikację:

Русская фразеология для поляков. Пратическое пособие. Rosyjska frazeologia dla Polaków. Dodatek praktyczny
Autor:

Opinie na temat publikacji:


Inne popularne pozycje z tej kategorii:


Czytaj również:


Prowadzisz stronę lub blog? Wstaw link do fragmentu tej książki i współpracuj z Cyfroteką: